Новости
Наши публикации
Статьи
Стандарт на письменные переводы
Словарь
Программы, помогающие переводчику
Радиопередачи
Документация KOMATSU

PressPR / Статьи / Quality Versus Time

Quality Versus Time

Б. Н. Климзо

В зависимости от контекста, словосочетание quality versus time можно перевести на русский язык и как «изменение качества с течением времени», и как «зависимость качества от затраченного времени», и как «антитеза качество-срок» – при этом в настоящее время все три варианта перевода в контексте проблемы обеспечения качества технического письменного перевода будут актуальными.

Действительно, с началом перестроечного периода в нашей стране внимание к качеству перевода ослабело; очевидно и то, что ставшая привычной экономия времени, затрачиваемого на перевод, отрицательно сказывается на качестве последнего; наконец, не менее очевидно, что в соотношении между сроками, отводимыми на перевод, и качеством нынешних переводов явно нарушилось равновесие. В то же время качество перевода зависит не только от срока – оно зависит и от многого другого. Поэтому, с практической точки зрения, интересно посмотреть, во-первых, существуют ли возможности удлинения сроков на перевод и, во-вторых, какие имеются рычаги воздействия на качество в условиях сжатых сроков на перевод.

Причины падения качества
В России первой причиной нарушения равновесия в соотношении качество-срок явился распад СССР и, как одно из многочисленных последствий, закат «серебряного века» переводов. Если в 70-80 годы прошлого столетия ежегодно публиковалось множество книг по теории и практике перевода (и в частности очень полезные труды таких известных переводоведов как А.В. Федоров [1], Я.И. Рецкер [2], Л.С. Бархударов [3], А.Д. Швейцер [4], А.Л. Пумпянский [5]), издавались журнал «Тетради переводчика» и сборники из серии «Мастерство перевода», в столицах и крупных городах республик проводились конференции и семинары по самым разным проблемам перевода, плодотворно работали издательства «Мир» и «Прогресс», то с конца 80-х вся эта просветительская деятельность по существу прекратилось. В сфере занятости переводчиков произошли не менее серьезные перемены. Многие научно-исследовательские институты и промышленные предприятия резко снизили свою активность, в результате чего были ликвидированы или существенно сокращены различные отделы научно-технической информации (ОНТИ, БТИ) и патентно-переводческие бюро. Все это привело к общему снижению уровня профессионализма технических переводчиков и, следовательно, к падению качества переводов.

В то же время потребность в технических переводах возросла, поскольку появилась масса совместных российско-иностранных проектов. В результате при общем сокращении армии профессиональных переводчиков, работающих в государственных учреждениях, появились переводчики, устроившиеся в иностранные фирмы, а также напрямую работающие с зарубежными фирмами «свободные художники», или фрилансеры (free lancers). Об этой категории переводчиков и пойдет прежде всего речь.

Если в доперестроечный период переводчики стремились повысить свой профессионализм, видя в этом единственную возможность карьерного роста либо приработка, то с развитием рыночных отношений новое поколение переводчиков захотело получить «все и сразу». Все их усилия направлены главным образом на поиски и удержание выгодного работодателя. Сейчас уже не кажется удивительным, когда, например, молодая выпускница периферийного педагогического института приезжает в столицу в поисках любой, но высокооплачиваемой «связанной с языком» работы, или рассылает по всему миру резюме с предложением переводческих услуг. Начинающие фрилансеры готовы взяться за любую тематику и соглашаются с любыми сроками, которые от них требует заказчик, причем хорошее качество перевода лишь подразумевается или (в лучшем случае) упоминается заказчиком. Однако ни заказчик (как правило это посредническая переводческая компания), ни сам переводчик не в состоянии определить, что такое хорошее качество, поскольку они не обладает необходимыми для этого профессиональным опытом и теоретическими знаниями. Ведь если начинающий коммерсант может быстро добыть начальный капитал (не будем говорить об используемых при этом средствах), то переводческий начальный капитал обрести в одночасье невозможно никакими средствами. Что же такое хорошее качество перевода и каковы главные критерии оценки качества? К этим вопросам мы еще вернемся несколько позже.

Как это ни странно может показаться, второй причиной нарушения равновесия в соотношении качество-срок явилась в некоторой степени всеобщая компьютеризация. Или, выражаясь конкретнее, компьютеризация, давая переводчику многочисленные блага, таит в себе некоторые ловушки, попадание в которые ведет к снижению качества переводов. Что принесла компьютеризация переводчику? Во-первых, сам компьютер, существенно облегчающий труд и экономящий время. Во-вторых, электронную почту, которая позволила ускорить процесс обмена информацией, оперативно решать возникающие вопросы по переводимому тексту и, следовательно, тоже экономить время переводчика. В-третьих, Интернет, этот могучий источник справочной информации, позволяющий выяснять значение новых терминов и аббревиатур, а также получать пояснения по новейшим технологиям, международным организациям, законам и т.д. Так почему же компьютеризация при всех ее достоинствах тоже иногда способствует снижению переводческого мастерства и, как следствие, качества переводов? Попробуем в этом разобраться.

Компьютер
Действительно, с появлением компьютерной техники (компьютеров, принтеров, сканеров) связанные с набором текста операции облегчились и ускорились. Непрерывно совершенствуются программные продукты, причем помимо программ, облегчающих набор и редактирование текста, таблиц и рисунков, разрабатываются и внедряются программы, предназначенные исключительно для переводчиков. Это - электронные словари и электронные подсказчики (translation memory). Вот тут-то и зарыта собака. Электронные словари отучают переводчика думать над термином. (Здесь можно было бы провести аналогию с традиционными – бумажными - газетами и книгами, с одной стороны, и электронными новостями на интернетовских сайтах, с другой.) Что касается распространенного мнения, будто бы электронные словари экономят время, то с этим согласиться нельзя. Нельзя согласиться и с тем, что электронные словари качественнее бумажных, поскольку издатели электронных словарей в погоне за универсальностью сливают вместе качественные и некачественные словари. Единственное, с чем можно согласиться – это с тем, что собрать библиотеку электронных словарей дешевле и проще. Общий вывод: пользование электронными словарями нередко ведет к снижению качества.

Аналогичный вывод можно сделать и в отношении электронных подсказчиков. Они безусловно полезны, когда используются группой переводчиков, работающих над большим общим проектом. Во-первых, достигается унификация терминов; во-вторых, переводчики заимствуют готовые куски из ранее переведенных аналогичных документов проекта. Это, конечно, экономит время. Но не секрет, что базы данных в подсказчиках содержат массу нелепостей, в которых переводчик не всегда имеет возможность разобраться (из-за отсутствия того же времени и контекста). Поэтому во многих случаях использование чужих баз данных (в которых полезное перемешано с ложным) ведет к снижению качества.

Электронная почта
Ее достоинства неоспоримы. Вот только упомянутая выше возможность оперативного общения с авторами исходного текста, к сожалению, зачастую остается лишь теоретической. Иногда такому общению препятствует компания-посредник по «соображениям конфиденциальности» или из боязни лишний раз побеспокоить заказчика. Иногда причиной становится менталитет автора исходного текста либо его соображения психологического, культурологического или организационного характера. Всего один пример из этой категории. В процессе многомесячной работы над проектом вследствие «текучки кадров» над одним и тем же документом (например, главой ТЭО) нередко работает несколько авторов, поэтому найти концы порой невозможно, так как последний автор, к которому переводчик обращается с вопросами, не в состоянии (или не хочет) разобраться в работе своих предшественников.

Интернет
Этот инструмент в принципе должен и может помочь переводчику повысить качество работы. Однако использование Интернета вместо, например, англо-русского словаря с целью отыскания простых однокомпонентных терминов – слишком расточительное занятие, напоминающее стрельбу из пушки по воробьям. Отыскание же в русских поисковых системах многокомпонентных терминов к тому же и бессмысленно, так как система обычно отвечает: Искомая комбинация слов нигде не встречается или Поищите в других поисковых системах. Таким образом переводчик вынужден обращаться к одной или нескольким глобальным поисковым системам, а это связано с большими потерями времени. Сначала он посещает в лучшем случае одну интернетовскую страницу, затем отыскивает на этой странице подходящий документ (что не всегда удается с первой попытки), читает его (либо в случае большого объема документа ищет контекст, содержащий многокомпонентный термин), строит русский эквивалент термина и, наконец, проверяет допустимость построенного эквивалента по русским источникам. Занятие это очень увлекательное, но в условиях дефицита времени переводчик практически не может его себе позволить и поэтому не может рассчитывать на помощь Интеренета. А вообще говоря, пользоваться благами, даваемыми компьютером, следует в разумных пределах. Слегка перефразируя слова известного математика Юрия Манина отметим, что «компьютеры усиливают не только человеческий разум, но и человеческую глупость».

Указанные издержки компьютеризации – цветочки. К ягодкам же можно отнести машинный перевод и попытку компьютерной стандартизации переводческого процесса. Не будем здесь останавливаться на «успехах» машинного перевода. Все, кто когда-либо хотя бы мельком видел результаты машинного перевода не поддающихся формализации текстов, в обсуждении этой темы не нуждаются. А вот надвигающаяся стандартизация таит в себе действительно реальную угрозу для качества переводов. Уже появилось понятие «индустрии перевода» и внедрился (правда, пока только в Германии) стандарт DIN 2345, регламентирующий деятельность переводчика и устанавливающий низший приемлемый уровень качества перевода (the lowest acceptable quality). Известно, к чему привело появление индустрии развлечений – к "попсе", т.е. к искусству с низкими творческими критериями, в котором уровень мастерства подменяется ставшими стандартными шумовыми и световыми эффектами. К сожалению, похоже, что в направлении подобной стандартизации движется и искусство перевода.

Стандарт
DIN 2345 исходит из того, что создаваемый переводчиками продукт интеллектуального труда (т.е. продукт индивидуального творчества) по существу не отличается от промышленного изделия, выпускаемого в массовых количествах. В самом деле - объем работы при создании переводческого продукта, как и в случае изготовления промышленного изделия, легко измеряется (компьютер мгновенно подсчитывает количество страниц, слов или знаков). Что же касается качества, непростое определение которого, казалось бы, требует применения множества критериев, то оно устанавливается, как уже говорилось, на низшем приемлемом уровне. Наконец, важнейшая творческая составляющая, не поддающаяся никаким измерениям, просто игнорируется. Затем, опять же как и в случае массового промышленного производства, стандарт предлагает резко повысить производительность переводчика ("станка"), используя для этой цели компьютерные подсказчики. И конечно, стандарт ориентируется на конкуренцию, позволяющую снизить цену продукта. Такой индустриально-экономический подход неминуемо приведет к исключительно рыночным отношениям в области перевода – т.е. к жесткой конкуренции между многочисленными слабыми, но "дешевыми" переводчиками. И тогда о творческом подходе к переводу придется забыть. В соответствии с известным законом, количество перейдет в качество, но это будет низкое качество. Поэтому, как справедливо отмечает Питер Ковач [6], “the introduction of DIN 2345 is bad news … for everyone who makes a living from translation” . Будем надеяться, что разрабатываемые российские нормы, направленные на повышение качества переводов и нормализацию отношений между заказчиками и переводчиками, будут лишены указанных недостатков и окажутся для переводчиков дружественными.

Справедливости ради отметим, что стандартизация переводов иногда, по-видимому, целесообразна - например в автомобильной промышленности или в сельскохозяйственном машиностроении. В этих отраслях ежегодно происходит незначительная модификация моделей, что влечет за собой незначительные же изменения инструкций по эксплуатации и обслуживанию. А поскольку автомобили и сельскохозяйственные машины крупных компаний расходятся по всему миру, нетрудно представить себе и достаточность «низшего приемлемого уровня качества» переводов на многочисленные языки, и экономическую целесообразность стандартизации переводов упомянутых инструкций. Однако распространять целесообразную для частного случая стандартизацию переводческого процесса на все остальные случаи – неразумно и опасно.

Отношения между компанией-заказчиком и компанией-подрядчиком
Стоит немножко остановиться на этих отношениях, так как они во многом определяют отношения между посреднической компанией-подрядчиком и переводчиком (фрилансером). Как известно, компания-заказчик (далее заказчик) выбирает компанию-подрядчика по переводу проекта (далее подрядчик), пользуясь процедурой конкурса. Перед проведением конкурса заказчик проводит аудит (проверку) предлагающих свои услуги подрядчиков по таким общим для всех конкурсов показателям деятельности как профессионализм, финансовая самостоятельность и используемая система качества. По итогам аудита отбираются так называемые «квалифицированные подрядчики» и начинается собственно конкурс. Вот тут-то все соображения, касающиеся качества, отодвигаются на задний план, а на передний план выдвигается подрядчик, предложивший наименьшую цену выполнения перевода. В попытке заполучить заказ, такой подрядчик соглашается иногда на общую стоимость контракта на перевод, которая ниже себестоимости операций по переводу, редактированию и форматированию. Единственный расчет при этом на то, что в ходе выполнения контракта удастся уговорить заказчика пересмотреть стоимость контракта в сторону ее увеличения. Понятно, что в таких условиях подрядчик сужает свои возможности по привлечению квалифицированных переводчиков и, следовательно, по обеспечению высокого качества перевода.

Главная причина проблемы – непонимание чиновниками заказчика того, что перевод – процесс творческий и не может быть уподоблен (как и в случае со стандартизацией) процессу изготовления деталей на металлообрабатывающих станках. Они никак не могут запомнить, что экономия на переводе и соответствующее ей низкое качество переводов ведут к недоразумениям и даже конфликтам между участниками проекта, к потерям времени из-за неоправданных переписки и согласований, а порой и к потере денежных средств. К сожалению, иногда заказчиков устраивают даже интерактивные конкурсы в Интернете, проводящиеся на полностью анонимной основе.

Отношения между компанией-подрядчиком и переводчиком-фрилансером
Таким образом мы видим, что неблагоприятная для обеспечения качества обстановка складывается уже до получения заказа переводчиком. Затем она усугубляется. Подрядчики в естественной попытке получить прибыль стараются сэкономить на переводчиках и нанять их в странах с низким уровнем заработной платы, в частности в России. Более того, подрядчики привлекают к работе неквалифицированных переводчиков, согласных на любые ставки, но ждут от них достаточно высокого (а еще лучше – высокого) качества. При этом подрядчики стараются сэкономить также на редакторах, назначая им невыполнимые нормы редактирования (хотя это можно делать только в случае высококвалифицированных переводчиков) или привлекают в качестве редактора корректора (!), которому вменяют в обязанность «причесывать» слабые переводы под образцовый перевод аналогичного документа. В других случаях подрядчику приходится заказывать новый перевод, сроки на который сжимаются настолько, что переводчик-«подстраховщик» вынужден работать чуть ли не круглосуточно. Естественно ставку ему приходится повышать. Казалось бы, проще с самого начала организовать выполнение переводов оптимальным образом. Почему-то подрядчики не очень к этому стремятся.

Заслуживает упоминания еще один аспект. Стремление во что бы то ни стало ублажить заказчика приводит порой к отказу от здравого смысла. Так, некоторые подрядчики требуют от своих переводчиков оставлять без изменения явные ошибки и описки, допущенные в исходном тексте. Аргумент один: "Наше дело маленькое, мы переводим только то, что имеется в оригинале. А вот если мы что-то исправим, кто-то может предъявить нам претензии, привлечь к суду, наложить штрафные санкции и лишить контракта!" Попытки переводчиков объяснить свою позицию желанием подстраховать авторов документа, помочь им исправить обнаруженные ошибки принимаются в штыки.

Показательным здесь может послужить следующий пример. В исходном тексте документа, представляющего собой сводную ведомость примерно одной тысячи различных технологических блоков крупного промышленного объекта, были указаны цифровые коды каждого блока. Эти коды имели очень важное значение, так как ими должны были пользоваться в своей практической деятельности все строительные подрядчики, субподрядчики, поставщики и субпоставщики. Переводчик установил, что в основной по объему части документа коды перепутаны, навел порядок, "зажелтил" внесенную правку и уведомил подрядчика. Последнему оставалось только в свою очередь предупредить заказчика. Не тут то было! Подрядчик не рискнул побеспокоить заказчика, и что совсем удивительно – вернул все ошибки на место!

Еще один пример. Переводчик жалуется на подрядчика (цитата): «Требования у них странные: например, нельзя исправлять явные ошибки - from legal considerations. Они даже просят, по возможности, воспроизводить в переводе опечатки. Кроме того, они очень неохотно исправляют старые ошибки в переводе, которые из-за этого переходят из документа в документ. Но зато очень следят за тем, чтобы между словами не оказалось двойных пробелов» .

Порой подрядчик препятствует контактам переводчика с заказчиком из боязни лишиться своего посредничества, и тогда в контракте с переводчиком можно встретить совсем удивительное требование: Translator agrees that he/she cannot contact the agency’s client directly for any purpose whatsoever from the date the project begins until a period of five years after the project has been completed.

К чему приводит такая практика? К постепенному отказу квалифицированных переводчиков от всякой инициативы и, в конечном счете, к снижению качества переводов. Однако главное, что осложняет отношения между переводчиками и подрядчиками это – сжатые сроки. Как правило, переводчик получает заказ на перевод при очень малом сроке и поэтому нередко ему приходится работать ночью. Интересно, что работодатели все отлично понимают, сочувствуют переводчику, но, как они сами грустно шутят, “as soon as possible is the only “due date” we get from our clients”. И все же нередко напряженность со сроками создают именно подрядчики. Основных причин две. Первая – уже упоминавшаяся выше необходимость вторично отдавать материал на перевод, т.е. последствия риска «нарваться» на неквалифицированного переводчика подрядчик перекладывает на второго переводчика. Вторая – элементарная нерасторопность менеджеров подрядчика, которые не контролируют процесс поступления материалов от заказчика, или забывают во время отправить материал на перевод, или (что совсем обидно) назначают срок с запасом, в результате чего готовый и выполненный в спешке перевод лежит затем у менеджера без движения.

Критерии качества перевода
Мы не будем подробно останавливаться на этом вопросе, так как он заслуживает отдельного и подробного рассмотрения. Условно можно выделить два вида качественного перевода – добротный и полноценный. Добротный перевод не содержит ошибок по существу исходного текста, искажений мысли автора, переводческой отсебятины и написан с соблюдением грамматических и стилистических норм языка перевода. В полноценном переводе соблюдены все требования добротного перевода и, кроме того, выполнена дополнительная работа по обоснованному устранению ошибок и алогизмов автора исходного текста, уточнению автора, построению эквивалентов отсутствующих в словарях терминов, пересчету размерности. Полноценный перевод пригоден к публикации и может быть выполнен только профессиональным переводчиком, являющимся специалистом в области науки или техники, с которой тематически связан исходный текст. Добротный перевод под силу любому профессиональному переводчику, вне зависимости от его номинального образования. Естественно, в обоих случаях имеются в виду добросовестные профессиональные переводчики.

Кто лучше?
Мы только что затронули очень больной вопрос: кто лучше справляется с техническим переводом – переводчик-инженер или переводчик-филолог? Этот вопрос очень бурно обсуждался переводоведами лет тридцать назад. В конце концов пришли к выводу, что однозначного ответа на этот вопрос не существует и поэтому разговоры на тему «кто лучше» пора прекратить раз и навсегда подобно тому, как прекращены разговоры о вечном двигателе. К сожалению, добиться этого пока не удается. Например, в ноябре прошлого года на одном из переводческих форумов появилась утопическая и деструктивная статья под названием «Вместо школы перевода нужно возрождение традиций российской инженерной школы». Автор обращается к давно минувшим временам, когда (как он обобщает) русские инженеры владели двумя-тремя иностранными языками и в переводчиках не нуждались. На этом основании он призывает вернуться к этой прежней ситуации и устранить тем самым необходимость в техническом переводе. Автор статьи при этом не задумывается над тем, что основную массу инженеров в дореволюционные времена составляли не дворяне, а разночинцы, и что объемы зарубежной информации были на несколько порядков меньше. С равным успехом можно было бы призывать к другой утопии и уже сейчас отказаться от подготовки технических переводчиков в ожидании времени, когда вся планета заговорит на одном языке и когда уж точно потребность в любом переводе исчезнет. Не понимает, по-видимому, автор статьи и некоторых азбучных истин, например того, что хорошее знание неким человеком родного и иностранного языков совсем не означает, что этот человек вообще в состоянии переводить; и что обладание инженерным дипломом далеко не главное требование, предъявляемое к техническому переводчику. Мы сознательно уделили этому примеру столько места, чтобы лучше оттенить главное требование, предъявляемое к любому переводчику - требование профессионализма.

Качество обеспечивают профессионалы
Рассмотренные выше внешние причины, приводящие к снижению качества переводов, практически не зависят от переводчиков. Но профессионализм переводчика по-прежнему остается главным фактором, определяющим качество перевода, и уровень профессионализма зависит только от самого переводчика. Основные пути повышения профессионализма это – обмен опытом, осознанное преодоление психологических барьеров и непрерывное самообразование. На двух последних направлениях полезно остановиться несколько подробнее.

У всех без исключения переводчиков имеются те или иные комплексы, мешающие им работать и зависящие от их образования, широты кругозора, степени владения родным и иностранным языками, переводческого опыта и даже пола. Переводческие комплексы довольно разнообразны [7], и здесь достаточно ограничиться их кратким перечислением. К типичным комплексам переводчиков-филологов относятся страх перед незнакомой тематикой, робость при встрече с терминами, неэффективное использование словарей, слепое доверие к исходному тексту, слабое владение стилем научно-технической литературы. Среди типичных комплексов переводчиков-инженеров можно указать комплекс «знания иностранного языка», пренебрежение словарями, завышенную оценку собственной работы, субъективное отношение к исходному тесту, самозванное соавторство. Самокритичное отношение к своим ошибкам, заблуждениям и привычкам психологического характера – залог устранения перечисленных комплексов, а научиться преодолевать психологические барьеры не менее важно, чем научиться приемам перевода.

Роль самообразования в становлении профессионального переводчика переоценить невозможно. Очевидно, что институтских знаний грамматики и лексики иностранного языка здесь недостаточно – необходимо самостоятельное изучение упоминавшихся выше работ по теории перевода [1 - 5]. Кроме того, переводчикам-филологам очень полезно прочесть элементарные учебники для техникумов в выбранных ими областях техники; рекомендуется также периодически просматривать соответствующие журналы, чтобы приобрести навыки в использовании стиля научно-технической литературы (как русской, так и зарубежной). Всем переводчикам без исключения рекомендуется составлять удобные собственные словари и вести базу справочных данных (владение компьютером подразумевается). Конкретные практические рекомендации по техническому переводу можно найти, например, в пособии [8].

Однако и непрерывного самообразования для достижения профессионализма еще недостаточно. Непременное условие роста профессионального мастерства переводчика – это его ревностное, добросовестное и творческое отношение к работе. В этой связи хочется предостеречь начинающих переводчиков – не берите пример со своих западных коллег, потому что они нередко переводят плохо, но учиться не хотят! В настоящее время на Западе (и особенно в США) работает множество наших бывших соотечественников, для которых перевод не призвание, а почти единственное средство выживания. Нередко среди таких технических переводчиков можно встретить людей с гуманитарным неязыковым образованием и даже выпускников консерваторий. Они просто не догадываются, что помимо словарей и интуиции (на которую они более всего уповают) им необходимо многое другое. Вот весьма показательный отрывок из письма профессионального переводчика:

«Недавно я переводил с французского на английский половину огромных ТУ на автоматизированную банковскую систему, т.е. достаточно специальный и ответственный документ. Вторую половину переводил незнакомый мне человек, который за время работы извел меня вопросами. А потом он гордо заявил, что у него нет НИ ОДНОГО словаря, ни общего, ни специального, и он не желает вкладывать деньги в переводческое дело, поскольку работы очень мало» . Вот если бы этому экономящему на словарях переводчику пообещать много работы и надолго, он, может быть, купил бы несколько словарей и даже учебник по переводу.

В тех же Штатах немало носителей английского языка, которые тоже занимаются техническим переводом только потому, что за него хорошо (или регулярно) платят. Обладающий переводческим сертификатом коренной американец с многолетним переводческим стажем признается: “I hear a lot of people say that they love to translate; for me it is just a job. I would rather be splitting firewood or doing most anything outdoors, but translation pays well, so I do it.” А мы в России ломаем копья в попытке постичь секреты переводческой профессии и ведем разговоры о творчестве как необходимой составляющей высокого качества!

Что касается сроков, то и здесь у западных переводчиков отношение отличное от нашего евразийского, причем это относится не только к переводчикам. Не хотелось бы обобщать, но мне приходилось быть свидетелем того, как американские инженеры сдавали в срок явно недоброкачественную документацию в надежде (как они при этом успокаивали) переделать ее впоследствии. Кстати, если наш специалист, не успевая сделать работу к сроку, требует помощи, то американский специалист никогда ее не попросит, поскольку это может быть воспринято как проявление слабости. Более того – он откажется от предлагаемой помощи, а что получится в результате такого отказа, его, похоже, не очень беспокоит. Такие вот культурологические расхождения!

Все сказанное выше отнюдь не означает, что фактор оплаты не может и не должен интересовать переводчика. Наоборот – оплата труда переводчика должна быть высокой, но адекватной (как сейчас принято говорить) профессиональному уровню. Когда же переводчик на первое место выдвигает денежные и конъюнктурные соображения, высокого профессионализма и высокого качества ожидать от него не приходится. Сугубо меркантильный подход западных переводчиков к своей профессии является, по-видимому, следствием концепции, выражаемой формулой money rules over anything else.

Не потому ли на Западе пользуются спросом такие, например, пособия «по переводу»: «Как переводчику-фрилансеру заработать более 80000 долларов в год» [9]? Мне не хотелось бы создавать рекламу этому произведению, но истина дороже. На 130 страницах автор подробно учит, как заинтересовать заказчика, подороже продать свой труд, переложить часть рутинного труда на низкооплачиваемых помощников (вот он – капитализм в чистом виде), контролировать оплату счетов, предельно автоматизировать процесс перевода, заботясь прежде всего об увеличении производительности и, следовательно, дохода, и т.д. А вот как обеспечить качество перевода – об этом в пособии не упоминается. Неудивительно поэтому, что многие западные переводчики о теории перевода не только не слышали, но и не хотят слышать, так как их устраивает существующее положение дел. Остается надеяться, что подобное отношение к своей профессии минует отечественных переводчиков.

Итак, резервы для удлинения сроков на переводы и повышения качества переводов имеются. Отсутствует только уверенность в заинтересованности в их использования заказчиками, подрядчиками и некоторыми переводчиками. И все же попробуем сделать выводы и предложить конкретные меры, которые должны помочь повышению качества переводов:

  1. Стремление заказчиков к низкой цене контрактов на переводы не должно выходить за рамки разумного. Заказчики должны понимать, что цена напрямую влияет на качество получаемой ими продукции, и дело подрядчиков всех уровней (в том числе переводчиков) проводить соответствующую разъяснительную работу.

  2. В контракте, заключаемом с подрядчиком, заказчик должен оговаривать не только обязательное редактирование, но и минимальную ставку для переводчиков и редакторов. Эта мера не позволит подрядчику экономить на переводчике/редакторе и, следовательно, на качестве.

  3. Подрядчики должны ценить готовность переводчиков к обоснованному устранению ошибок в исходном тексте, а не поступать наоборот. Они должны обеспечивать контакт (не обязательно прямой) переводчика с автором исходного текста.

  4. Менеджеры подрядчика должны бережнее относиться к срокам, выдаваемым на перевод. Прежде всего они должны строго контролировать процесс обращения материалов, получаемых от заказчика и выдаваемых переводчику. Кроме того, они должны понимать, что, подбирая квалифицированных и надежных переводчиков, можно сэкономить на объеме редактирования, а высвобождаемое при этом время добавить переводчикам, в результате чего качество перевода еще более повысится.

  5. Нельзя допустить принятия стандарта DIN 2345 (или ему подобных) как обязательного для всех случаев перевода. При разработке российских норм, направленных на повышение качества переводов и нормализацию отношений между заказчиками и переводчиками, необходимо учитывать отечественные переводческие традиции и реалии.

  6. Добросовестному переводчику не следует браться за переводы с нереальными сроками и незнакомой тематикой - в противном случае низкое качество работы станет для него привычным и перестроиться ему будет трудно.

  7. Переводчик должен постоянной учиться. Если единственная его цель - заработать, он неминуемо превратится в придаток компьютера, потеряет лицо и, в конечном счете, саму возможность получения работы.

© Fonetix Translations, 1988-2018
Управление проектами
Технологическое лидерство Fonetix c 1988 г
Качество Fonetix c 1988 г

Заказать перевод он-лайн
facebook

fonetix@fonetix.ru  тел. + 7 (495) 933-42-62