Новости
Наши публикации
Статьи
Стандарт на письменные переводы
Словарь
Программы, помогающие переводчику
Радиопередачи
Документация KOMATSU

PressPR / Радиопередачи

Северская Ольга, Королева Марина

01 2003

О. – Здравствуйте, с вами Марина Королева и я, Ольга Северская. Из нашей программы вы узнаете, кто первым заметил, что "ничто под луной не ново", а "новое – это хорошо забытое старое", чем отличается обрЕзание от обрезАния и почему хорошее дело браком не назовешь.

М. – "Ничто не вечно под луной" и "Ничто не ново" - расхожие, казалось бы, истины, а знаем ли мы, как они вошли в поговорку? Проследить их путь в истории языка нам поможет "Большой словарь крылатых слов русского языка".

О. – "Ничто не вечно под луной" - это переосмысление цитаты из Екклесиаста, в Ветхом завете так говорится о бренности земного существования: "Нет памяти о прежнем; да и о том, что будет, не останется памяти у тех, которые будут после". Книжную пословицу – а именно так характеризует словарь ставшее крылатым выражение – сегодня переиначивают: "Ничто не вечно под луной, даже место под солнцем"… Может, тоже подхватят.

М. – Знаешь, а я слышала вариант твоей "книжной пословицы": "Ничто не ново под луной"… А это откуда?

О. – Это – цитата из стихотворения Карамзина "Опытная Соломонова мудрость, или Выбранные мысли из Екклесиаста", оно написано в подражание святой книге. В первоисточнике мысль выражена так: "Что было, то и будет; и что делалось, то и будет делаться, и нет ничего нового под солнцем. Бывает нечто, о чем говорят: "смотри, вот это новое", но это было уже в веках, бывших прежде нас". А у Карамзина – вольная фантазия на эту тему: "Ничто не ново под луною: Что есть, что было, будет в век; И прежде кровь текла рекою, И прежде плакал человек".

М. – В общем, "новое – это хорошо забытое старое", так обычно говорят, когда хотят подчеркнуть: что чтобы ни происходило, ничто не может считаться абсолютно новым.

О. – А этот афоризм приписывается модистке Марии-Антуанетты мадемуазель Бертен, которая употребила его в мемуарах, изданных в 20-е годы 19 века. Слова эти были сказаны по поводу подновленного ею старого платья королевы. Мемуары, однако, эти поддельные. И потому вполне возможно, что эту глубокую мысль высказал Джефри Чосер, которого процитировал Вальтер Скотт в "Народных песнях Шотландии": "Нет того нового обычая, который не был бы старым". Ай да Чосер! Сказал – как отрезал…

***

М. – Мы с тобой не раз говорили, что речь наших политиков и чиновников – подарок для языковедов. И эти подарки мы получаем регулярно.

О. – Да, расслабиться они нам не дают.

М. – И соскучиться тоже. Помнишь историю с "обрезАнием"?

О. – А, это когда президент в ответ на вопрос французского журналиста по поводу Чечни предложил приезжать в Россию, потому что здесь-де высококлассные специалисты по обрезАнию…

М. – Именно. Ну, о самом этом высказывании, кажется, все уже высказались, извини за тавтологию. Я-то, собственно, вспомнила о нем только в связи со словом "обрезАние".

О. – Да, действительно, слово непростое. Уже потому хотя бы, что в прежнем Словаре ударений оно выглядело и звучало по-другому: "обрЕзание".

М. – Слава Богу, последний Словарь ударений, который вышел в 2000 году, Словарь ударений, который вышел в этом году, преподнес нам множество сюрпризов. В их числе – разрешение говорить "обрезАние".

О. – Признайся, ты сама когда-нибудь говорила "обрЕзание"?

М. – В том-то и дело, что говорила – потому что старалась следовать указаниям словарей. А они были абсолютно единодушны: "обрЕзание", и всё тут.
(ОШИБОЧКА ВЫШЛА)

М. – Теперь это уже ошибочка, а раньше была самая что ни на есть норма… Надо только уточнить: "обрЕзанием" словари называли религиозный обряд, который существует у иудеев и мусульман, а всё остальное разрешали именовать "обрезАнием".

О. – Интересно, остальное – это что?

М. – Ну-у.. Не знаю, может быть, обрезАние проводов, что-нибудь в этом роде? Теоретически ведь так можно сказать?

О. – Ну, если очень теоретически…. Так что, все словари соответствующий религиозный обряд называли "обрЕзанием"?

М. – Представь себе. И словарь Ожегова, и Словарь ударений предыдущего выпуска, и Орфоэпический под редакцией Аванесова… Правда, аванесовский словарь, как всегда, был мягче других в предписаниях: он оставлял за нами право выбирать из двух вариантов – "обрЕзание" или "обрезАние".

О. – И вот теперь наконец….

М. – Да, вышло, так сказать, "послабление": разрешили нам говорить, как всем остальным людям – обрезАние. Ведь раньше, бывало, скажешь где-нибудь – "обрЕзание" – и повисает пауза: что это она сказала? Как "обрЕзание", почему "обрЕзание"? Приходилось всякий раз объяснять: да это в словаре так написано… И всё равно никто не верил. Теперь – всё! Говорю как все: обрезАние.

О. – Так, значит, президент всё правильно сказал?

М. – В смысле ударения – да. Никакого брака не было.

***

О. - Хорошее дело браком не назовут… Так мрачно шутят те, кто уже отведал этого самого брака и надолго зарекся делать еще одну попытку. Впрочем, почему только они? Поговорка известная.

М. – Согласись, грех не сыграть на этом удивительном эффекте: и супружество – брак, и негодная продукция – брак, так что, если брак у вас, не дай Бог, не сложился, вот и брак налицо…

О. – Однако мы что-то заигрались в слова, а у нас был конкретный вопрос: это одно и то же слово, которое означает разные понятия? Или два разных слова, которые одинаково произносятся и пишутся? Хочет, например, человек вступить в брак. С одной стороны, он его привлекает, а с другой - боится он, как бы брак не оказался… браком. Ну вот, теперь и я от игры не удержалась…

М. - Чтобы не запутаться окончательно, давай-ка сразу ответим на главный вопрос: это одно слово или два разных?

О. – Ответить можем прямо сейчас: два совершенно разных слова, которые одинаково пишутся и произносятся. Языковеды называют это омонимами. Чтобы убедиться в том, что брак, кроме "внешнего вида", ничего общего с браком, то есть некачественной продукцией, не имеет, достаточно заглянуть в Этимологический словарь.

М. - Семейный союз мужчины и женщины, супружество, или "брак". Слово это было еще в древнерусском языке, оно очень старое, поэтому его происхождение, пишут словари, довольно туманное. Считается, что в русский язык оно пришло из старославянского, а туда – из общеславянского, от "бьрати", то есть "брать".

О. - Вспомните, мы же говорим с вами "брать в жены". Возможно, поэтому и "брак".

М. - В любом случае, слово это исконное, русское. Чего никак не скажешь о другом "браке" – том самом, что означает негодную продукцию. Слова "брак" и "браковщик" в этом значении известны у нас только с конца 17-начала 18 века. А всё потому, что пришло слово "брак" из немецкого языка.

О. – Точнее будет сказать, из нижненемецкого диалекта. Там "брак" (brak) означало "порок, недостаток", а до этого, еще раньше, "обломки". Сравните английское "brack" (брэк) - изъян, обломки.

М. - Так вот, этот "брак", судя по всему, забрел в русский язык самостоятельно, не прибегая к посредству других языков, да так и остался – несмотря даже на то, что точно такое же слово, только с другим значением, здесь уже было.

О. -Не знаю, как ты, а я не в претензии: есть лишний повод для языковой игры!

М. – И для того, чтобы мы могли встретиться с вами в программе "Говорим по-русски". Так что до встречи через неделю!

© Fonetix Translations, 1988-2018
Управление проектами
Технологическое лидерство Fonetix c 1988 г
Качество Fonetix c 1988 г

Заказать перевод он-лайн
facebook

fonetix@fonetix.ru  тел. + 7 (495) 933-42-62