Новости
Наши публикации
Статьи
Стандарт на письменные переводы
Словарь
Программы, помогающие переводчику
Радиопередачи
Документация KOMATSU

PressPR / Радиопередачи

Северская Ольга, Королева Марина

02 2003

М. – О превращениях галстука, который когда-то был куда более пышным; о злоключениях воротничка и о том, где виснет (точнее, не виснет) брань – на воротУ или на воротах – обо всем этом мы хотим сегодня поговорить с вами. В конце, естественно, попрощаемся: скажем "адью", а может, до свидания… хотя, если подумать, то и "прощайте" может сгодиться. В общем, разберемся.
Пока что – здравствуйте. В студии Марина Королёва и Ольга Северская.

О. - В литературе 19 века слово "воротничок", обозначающее "узкий воротник, пристегиваемый или пришитый к мужской сорочке или женскому платью", часто употреблялось во множественном числе. Белые воротнички Чичикова "давали тон щеке". Одеваясь, "с трудом воротнички устраивал на себе" Петя Ростов в "Войне и мире" Толстого. На Павле Петровиче в "Отцах и детях" Тургенева "воротнички были словно каменные" - эти тугие, удивительные воротнички так же ярко характеризуют крепостника-англомана, как торчащие уши - толстовского Каренина. Жесткие, "каменные" воротнички можно увидеть и на подлеце Лужине в "Преступлении и наказании" Достоевского. В чем дело? Не носили же люди одновременно по паре воротничков?

Нет, речь шла об одном воротничке, у которого особенно выделялись концы – высокие, накрахмаленные, упиравшиеся в щеки. Поэтому-то воротничок и воспринимался как парный предмет…
А как отнестись к тому, что Тургенев мог "одеть" героя в "серый редингот с тремя падавшими на плечи воротниками"? Или к тому, что у Гоголя появляется "высокий гайдук с целой дюжиной воротников"?

Конечно, дюжина – это преувеличение, но на верхней одежде по нескольку воротников носили, тут надо представить себе нечто вроде коротких пелерин или матросских воротников, ниспадавших от шеи к плечам и на спину…

"Галстуки" тоже не были похожи на нынешние ленточки с узелком. "Галстук" - в переводе с немецкого это шейный платок, таким он и был поначалу, постепенно превращаясь в украшение мужского костюма. Сначала галстук представлял собой косынку, ее завязывали спереди пышным бантом или узлом, концы которого расходились в разные стороны или прятались под жилет. Правда, иногда узел завязывался или закреплялся пряжкой сзади, на затылке. Помните? Приехав в губернский город, Чичиков "размотал с шеи шерстяную, радужных цветов косынку… и велел подать себе обед", а в конце первого тома "Мертвых душ" Чичиков появляется уже в синем атласном галстуке. А в "Дворянском гнезде" Тургенева один и героев предстает перед нами "в двух галстуках – одном черном, сверху, другом белом снизу". Удивительно? Ну что же, вспомним, что галстук первоначально служил для тепла, повязать себе два шейных платка ради того, чтобы теплее было, пожилому человеку не зазорно…

М. - Поговорки – штука хитрая. Казалось бы, что сложного – воспроизвести то, что говорили до тебя миллионы людей несчетное количество раз? Задумываться не надо, знай себе повторяй. Типовая ситуация и - как реакция на нее – типовое высказывание.
(ДРУГ АРКАДИЙ, НЕ ГОВОРИ КРАСИВО)
Но нет, человек – существо творческое. Что значит "воспроизводить"? Нет, это не для нас! Мы должны понимать, что говорим. Это, конечно, так… только вот говорим мы в итоге так, как понимаем. И вот тогда получается то, что получается: "Брань на ворОтах не виснет".
(ОШИБОЧКА ВЫШЛА)

Да, вот именно так. Во всяком случае, я услышала такой вариант не где-нибудь, а по радио. Вот он, образчик переосмысленной поговорки. И главное, как это - "брань, повисшая на воротах"? Это что-то уж очень неординарное, смелое такое сравнение…
На самом-то деле, конечно, речь идет об известной поговорке "Брань на воротУ не виснет". На вороту, а не на воротах. Вот это понятно. "Смотри-ка, он ПО ворот в грязи" – говорят об очень грязном человеке… "Ворот" – это часть одежды вокруг шеи, обычно с разрезом на груди. Такое пояснение дает нам Словарь Ожегова.

Кстати, вОрот и воротник – это не одно и то же. Воротник – часть одежды, которая пришивается или пристегивается к вороту. В многозначном нашем языке воротом называют еще и простейшую грузоподъемную машину – но в этом значении ворот поговорок как-то не образовал.

Итак, брань не виснет на воротУ. А что же ворОта? Те, через которые мы можем взять да и въехать куда-нибудь? Да ничего, ворОта они и есть ворОта. Можем дать кому-нибудь от ворот поворот – если захотим, конечно. А можем заметить, что это ни в какие ворота не лезет. Ну а если беда придет… Тогда скажем: "Пришла беда – отворяй воротА". В поэтической речи тоже могут появиться воротА, пусть вас это не удивляет. Главное – не перепутать ворОта (или воротА) с вОротом.

М. – Я обещала в конце обязательно попрощаться, да вот беда – слова прощания до сих пор подобрать не могу. Придется нам вместе с вами покопаться в отделе русских междометий – авось что-нибудь найдем…

М. – Начнем, как ни странно, со слова "адью": оно из самых ярких, самых запоминающихся, хотя и не русское совершенно. Как пишет Николай Шанский в книге "Лингвистические детективы", "адью" - это грубовато-фамильярный синоним нейтральных "прощай" и "до свиданья". Французское происхождение ясно чувствуется уже в звуковом облике "адью", хотя в нашем языке оно давно, с 19 века. В самом же французском оно появилось на два столетия раньше – в результате слияния предлога "а" и существительного "dieu" - Бог. Что-то вроде русского "с Богом".
Совершенно другие по происхождению – известные нам "прощай" и "до свиданья".

Междометие "до свиданья" имеет точные параллели в других языках – в польском, немецком, румынском. Там, как и у нас, в основу положено желание увидеться вновь.

"Прощай" - иное. Это повелительная форма глагола "прощать", с извинительным значением. Первоначально "прощай" значило "прости (если что не так)". В 19 веке, кроме "прощай", в этом же значении употреблялось и междометие "прости".
Интересно вот что: в обыденной речи "до свиданья" и "прощай" - синонимы, а вот поэты могли иногда использовать их как антонимы, то есть слова, противоположные по значению. Антокольский в стихах памяти Фадеева написал, например: "Никогда не прощай, навсегда до свиданья, милый друг, дорогой человек". Да и мы с вами, нет-нет да используем такое противопоставление: "Что значит "прощай"? Не навсегда ведь расстаемся, завтра увидимся, так что до свиданья!".

Кстати, противоположными по значению могут быть даже слова, которые имеют один и тот же образный стержень. "Будь здоров!" значит "прощай, до свиданья". А "Здорово!" - это приветствие. И это при том, что корень у них один – пожелание здоровья.
Не только в русском языке это происходит. Латинское "вале" (от "valere" - здравствовать, быть здоровым) значит "до свиданья, всего хорошего". Помните "Евгения Онегина"? "Потолковать об Ювенале, в конце письма поставить "вале"…". Что же касается латинского "салве", то оно уже равнозначно словам "Здравствуй! Привет!", хотя и является производным от глагола со значением "быть здоровым" - "salvere"…

М. – Ну что ж, варианты вам предоставлены, ваше дело выбирать. Мы же – Ольга Северская, Марина Королёва и звукорежиссер …. – по традиции говорим "до встречи".

© Fonetix Translations, 1988-2018
Управление проектами
Технологическое лидерство Fonetix c 1988 г
Качество Fonetix c 1988 г

Заказать перевод он-лайн
facebook

fonetix@fonetix.ru  тел. + 7 (495) 933-42-62